Наверх

Андрей КУТИЛО: «С каждым фильмом я становлюсь взрослее»

26.11.2010 0 249 Наш край

Сегодня в гостях у «Нашего края» – молодой талантливый режиссер, неоднократный призер кинофестивалей, наш земляк, мой друг и бывший одноклассник Андрей Кутило, чей фильм «Днюка» был отмечен дипломом «За универсальность режиссерской профессии» и специальным призом Гильдии кинокритиков и киноведов на прошедшем недавно в Минске кинофестивале «Лістапад-2010».

– Андрей, расскажи, пожалуйста, про свой фильм, о чем он?

– Фильм «Днюка» об Антонине и Викторе Корзунах – пожилой белорусской паре, коротающей свой век в полесской деревне. За свою долгую и нелегкую совместную жизнь герои смогли сохранить добрые взаимоотношения и любовь, несмотря на все ссоры, трудности и тяготы сельской жизни.

Их любовь неразрывно связана с терпением. Чего греха таить, дед выпивает, но по сути он хороший человек, добрый внутренне. Меня заинтересовало то, что все конфликты старики воспринимают с улыбкой, они ссорятся не по злому, а с юмором, что, видимо, и помогает им существовать вместе.

Антонина и Виктор Корзуны – люди старого мировоззрения, но это не говорит об их несовременности, скорее, наоборот – об их мудрости, терпении, умении уступать и прощать (многих этих качеств не хватает современным молодым парам, поэтому они часто расстаются).

Основной акцент фильма сосредоточен на этом. Плюс ко всему – пространство, которое окружает героев, фольклорные мотивы, народные интонации, атмосфера и быт. У стариков складываются взаимоотношения с кобылой, козами, которых называют женскими именами и относятся к ним, как к детям (бабушка сама вскармливает козлят из бутылочки, держит их дома, чтобы не замерзли зимой в хлеву). Картина пронизана ласковыми и теплыми чувствами.

– Почему фильм называется «Днюка», что означает это слово?

– Название фильма сошло с уст самих героев. В одном из эпизодов звучит фраза: «Тебе лишь бы днюка». Я заинтересовался этим чисто полесским словом и выяснил, что эквивалента ему нет ни в одном языке (даже в белорусском литературном) и истолковать его можно как «бесцельное проживание дня», «лишь бы прошел день». Чтобы было понятнее, можно перевести так: «День пережит – и слава Богу». Кстати, на английском языке картина называется «Kill the Day» – то есть «Убить день».

– Почему ты решил снять фильм про Полесье и как нашел своих героев?

– Когда-то я услышал полесские песни-калыханки и был впечатлен чуть ли не до слез. Я понял, что мне хочется самому их почувствовать и через кино донести до зрителя.

Начал ездить вместе с отцом по Полесью, ведь именно здесь народ все еще поет песни. И вообще полешуки – более открытые, легкие в общении люди, не такие замкнутые, как в центральной или северной Беларуси.

Проезжая по деревне Лыще Пинского района, мы увидели священника и спросили у него, есть ли здесь интересные люди, которые бы пели или занимались каким-либо ремеслом. Он указал нам на одну хату. Мы зашли туда, поздоровались, нас тут же накормили – так мы и познакомились с будущими героями фильма. Это было лето 2008 года.

Зимой следующего года мы приехали в Лыще с режиссером Александром Наливайко (с которым вместе учились на журфаке БГУ и выпустили первый фильм), чтобы посмотреть, как живут старики, обследовать пространство для съемок. Потом два раза приезжали сюда зимой и весной, жили несколько дней у Корзунов и снимали картину.

– Трудно ли давались съемки?

– Нет. Сопротивления героев мы не встречали. Просто снимали, как протекает их жизнь, без вмешательства, без постановки, как сторонние наблюдатели. Герои настолько к нам привыкли, что практически не замечали.

К счастью, сама жизнь рождала у нас на глазах интересные ситуации, например, когда Виктор неожиданно погнался за лошадью или нетрезвый упал в доме, когда козленок вылез из ограждения и справил нужду на ковер. Таких неожиданных и ярких сцен было много, они наполняют фильм – это больше удача и везение, нежели задумка.

Но реализм картины не выходит за рамки, не становится «чернухой». Конечно, можно было снять фильм о пьянстве и плохой деревенской жизни. Но мы не стали делать трагедию и передали в «Днюке» всю красоту отношений стариков и сельского быта.

Половина успеха фильма – это удачно выбранная фактура: герои, пространство, удивительные полесские пейзажи с рекой, полем и аистами на крыше хаты. А вот драматургия фильма, его ритм – это идет от режиссуры.

– Почему вы решили привезти героиню фильма Антонину Остаповну в Минск на премьеру картины?

– Во-первых, потому, что за свои 76 лет она ни разу не была в столице, а во-вторых, мы хотели, чтобы сама героиня увидела себя на экране и дала оценку фильму. Если честно, она вообще не думала, что картина будет где-то показана, мол, приехали ребята, поснимали и уехали, а тут «целое кино получилось».

«Днюка» Антонине Остаповне понравилась, она отметила, что все вышло натурально и правдиво, как в жизни. И Минском она была впечатлена.
Кстати, после съемок фильма наши отношения с Корзунами не закончились, мы продолжаем общаться, периодически созваниваемся и ездим к ним в гости.

– Я знаю, что «Днюка» получила награды не только на «Лістападзе»…

– До белорусской премьеры фильм побывал на двух фестивалях. Первую награду – Гран-при фестиваля региональных телеканалов – картина завоевала в Словацком городе Кошице. На фестивале независимого кино во Львове «Днюка» получила приз как лучший документальный фильм. Сейчас картина едет в Амстердам на один из самых крупных и престижных фестивалей документального кино в мире.

– А какие впечатления у тебя остались от «Лістапада»?

– Программа последнего фестиваля была сильной, ею занимался известный белорусский кинокритик Игорь Сукманов, который отбирает картины для «Лістапада» в Каннах и на Берлинале.

В этом году впервые появился конкурс молодого игрового и неигрового кино (в котором мы участвовали). Организаторы сняли глупый принцип, что главный приз присуждает зрительское голосование. Ведь зритель, посетив одну премьеру, на другие может просто не попасть. Как он оценит остальные фильмы? Сейчас победителей определяет международное жюри – это правильно.

Из игрового кино мне запомнилась картина Сергея Лозницы «Счастье мое» (Украина – Германия – Нидерланды), которая получила главный приз «Лістапада-2010». Фильм действительно классный. Как сказал режиссер, он о несправедливости, о модели общества, в которой справедливость найти невозможно. Кстати, исполнитель главной роли, российский актер Виктор Немец и сам режиссер Сергей Лозница родом из Барановичей.
Вообще, для Беларуси важно иметь такой фестиваль, ведь именно здесь можно раз в год уловить и проследить тенденции в отечественном и мировом кинематографе, посмотреть фильмы, которые никогда не попадут в прокат. Одним словом, «Лістапад» – это фестивальное, философское кино не для массового зрителя.

– Как режиссер, что можешь сказать о современном белорусском кино, есть ли у него перспективы?

– Смотря что понимать под словом «белорусское». Если это значит, что оно произведено у нас в стране, то такое кино есть. Если слово «белорусское» подразумевает очертания национального кинематографа, особого киноязыка (как, к примеру, румынское, иранское или индийское кино), то тут дела обстоят не лучшим образом. Белорусское документальное кино есть сто процентов. Я сам воспитывался на картинах Адамович, Ждановского, Аслюка и других документалистов и скажу, что наша школа документального кино намного сильнее, чем игрового.

То, что сегодня делают документалисты, – интереснее того, что делают «игровики». За всю историю суверенной Беларуси наш художественный фильм ни разу не прорвался ни на один более-менее престижный кинофестиваль и не завоевал ни одной премии (если это брать за критерий, что, конечно, не совсем правильно).

Хотя талантливые молодые режиссеры у нас есть, главное, чтобы им давали работать, не вмешивались в их творческий процесс. Тогда, может, через пару лет что-то стоящее и появится. Меня поражает, что у нас до сих пор снимают такие наивные вещи, знакомясь с которыми, понимаешь, что за последние лет 30 в отечественном кинематографе ничего не изменилось. Это понимает и руководство «Беларусьфильма», поэтому в последнее время дает снимать молодым.

– Андрей, как ты стал режиссером, почему выбрал именно эту профессию?

– Все сложилось само собой. Профессия журналиста мне показалась суетливой, все-таки ты должен постоянно писать, каждый день выдавать материал и тут же про него забывать. Но мне хотелось осмысления этого материала.

Вообще мне была интересна визуальная сторона журналистики, поэтому стал работать в студенческой видеостудии Белгосуниверситета, снимал сюжеты. В итоге пришел к тому, что именно кино может позволить мне осмыслить материал, ведь у тебя есть несколько месяцев, даже год, чтобы узнать людей, продумать концепцию, почувствовать атмосферу. Сначала ты должен получить определенные впечатления, а в журналистике, как правило, все происходит мгновенно. Здесь главное – донести информацию. А в кино важны эмоции. Через день-два журналист забудет, о чем писал, и на нем это никак не скажется. А кино связано с твоей жизнью, твоим мировоззрением, внутренним развитием. С каждым фильмом я становлюсь взрослее.

– Что ты можешь сказать о своем родном городе, часто ли сюда приезжаешь?

– Сейчас очень часто бываю в Барановичах. Половину времени провожу в столице, половину – здесь. В Минск приезжаю по работе, на съемки, к сценаристам, друзьям и девушке. А в Барановичах – тихая гавань, родительский дом, где чувствуешь себя легко и комфортно. Опять-таки здесь я в спокойной обстановке работаю над отснятым материалом, занимаюсь монтажом картин.

Что можно сказать о городе, в котором родился и вырос? Я люблю этот город за то, что здесь мои родные, здесь мне повезло учиться в замечательной школе № 7. У нас с тобой был отличный класс и классный (во всех смыслах) руководитель Галина Иосифовна Петрунина, которая сыграла важную роль в нашей жизни.

Город – это не столько пространство, сколько люди, которые тебя окружают. В этом плане нам очень повезло, мы попали в творческую среду, что сказалось на нашей дальнейшей судьбе.

– Андрей, над чем ты работаешь сейчас?

– Я только что закончил фильм о Заире Азгуре – советском и белорусском скульпторе, народном художнике СССР. Одна из самых известных его работ – скульптурный ансамбль на площади Якуба Коласа в Минске. Кстати, монумент в честь дважды Героя Советского Союза летчика Сергея Грицевца в Барановичах – это тоже работа Азгура.

В этом фильме мне было интересно проследить, как сегодня люди разного возраста – от детей до пенсионеров – реагируют на работы автора, выставленные в единственном в Беларуси музее-мастерской. Фильм о Заире Азгуре – это наблюдение за наблюдающими, которое перемежается с хроникой. В Беларуси я еще не видел ни одного фильма, снятого подобным образом, так нестандартно.

– А что планируешь снять в ближайшем будущем?

– Хочу сделать картину на «Беларусьфильме» – продолжить полесскую тему, взятую в «Днюке», только с другим акцентом. В планах также снять фильм о скульпторе Иване Миско, который более сорока лет верен в творчестве теме космонавтики.

– Пускай твои планы осуществятся, а картины будут иметь успех у критиков и зрителя. Удачи!
 



  • Мы в социальных сетях:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий